Категория: медицина

promo msalexandr17 january 17, 2016 00:01 26
Buy for 20 tokens
Бывает так, что планируешь одно, а получается совсем другое... Хотел подвести, как год назад, итоги ( 44-й день рождения. Оглядываясь в уходящий год.), но масса событий и измений так велика, что повторять пройденное смысла нет, нужно просто констатировать - Новый год для меня окончательно…

Уральский меридиан: новости УрФО глазами очевидцев. Публикации 16 июля 2017г.

Оригинал взят у ural_meridian в Уральский меридиан: новости УрФО глазами очевидцев. Публикации 16 июля 2017г.
ИА "Уральский меридиан" предлагает ежедневный обзор авторских материалов блогеров - колумнистов - интернет-журналистов Уральского федерального округа, опубликованных сегодня на сайте ural-meridian.ru Темы авторских статей разнообразны, как и многообразен Урал. Пусть Федеральный округ перед Вами предстанет многогранным и разноцветным, как жизнь людей в нем! Приятного чтения!

Свердловская область с 10 по 16 июля: инфоповоды недели
Ольга Рамария, 16 июля, 20:50

Оригинальность местной информационной повестки в прошедшую неделю, в основном, определялась Пресс-центром Восьмой международной выставки «Иннопром», который с 10 по 13 июля стал генератором инфоповодов. Это неслучайно, ведь организатором и координатором Пресс-центра было федеральное СМИ — ИТАР-ТАСС. Двухдневный визит лидера страны Владимира Путина также смог внести

Александр Аникин, 16 июля, 18:40

ИА «Уральский меридиан» продолжает, вместе с активными пользователями масс-медиа, внимательно следить за региональной информационной повесткой. Что в Курганской области на прошедшей неделе оказалось наиболее значимым, а на что СМИ недостаточно обратили внимание? Региональные новости оценили эксперты. Борис Шалютин, доктор философских наук, профессор, зам. председателя комитета

Илья Винштейн, 16 июля, 16:24

В связи с высоким уровнем пожароопасности в пяти регионах УрФО Гидрометцентром был объявлен оранжевый уровень опасности. Высокая вероятность лесных пожаров есть во всех регионах, кроме Курганской и Тюменской области. Завтра в Екатеринбурге днём +24…+26, ночью +13…+15, без осадков. С 18 по 20 июля тёплая погода.

Ольга Рамария, 16 июля, 14:49

Завершающими резиденциями на маршруте биеннале 2017 стали «Карагайский карьер» и музей комбината «Магнезит». Поскольку мы прибыли на действующее предприятие, группу вновь снабдили касками, жилетами и провели инструктаж по технике безопасности во время пребывания на карьере. Карагайский карьер — самое большое месторождение магнезита в России,

Читать дальше...Свернуть )

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!









HotLog

Уральские минеральные воды... Нижнесергинский курорт.

На самом деле, Курорт в Нижних Сергах Свердловской области меня заинтересовал после одной из моих бесед в Директором Департамента развития предпринимательства и туризма Министерства инвестиций и развития Свердловской области Александром Породновым (http://mir.midural.ru/workers/departament-razvitiya-predprinimatelstva-i-turizma). Его лестные отзывы о санатории "Нижние Серги", грешно было не проверить лично, как говорится, доверяй, но проверяй...

Всего в Свердловской области, по данным туроператоров (http://sanatoriiurala-ekb.ru/) 20 учреждений санаторного типа. Для сравнения:

Регион Количество санаториев
Челябинская область 14
Башкирия 12
Пермский край 12
Тюменская область 10
Курганская область 4

Наиболее известные уральские санатории "Обуховский" (1858 год основания), "Курьи" (1870 год), "Липовка" (1953 год) и, конечно же, "Нижние Серги".

Читать дальше...Свернуть )


Читать дальше...Свернуть )
Думаю, привлекательность Курорта "Нижние Серги" для жителей Урала существенно возрастет после окончания ремонта построенных здесь коттеджей, а также строительства бассейна с минеральной водой... Такие планы, как мне рассказал директор курорта Владимир Седельников, в ближайшее время будут осуществлены... Работы над Проектами вошли в завершающую стадию...

Пока директор Курорта занят его развитием и Проектами строительства, думаю, что нам стоит заняться своим здоровьем, благо для этого уже созданы все условия...


Мои посты о Нижних Сергах:
Читать дальше...Свернуть )

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус! Копия поста размещена на Blogger http://alexandranikin.blogspot.ru/2016/04/blog-post_35.html







HotLog

Артемовская центральная больница. Хирургия без наркоза...

При своем посещении Артемовского городского округа Свердловской области, не мог не уделить внимание ГБУЗ СО "Артемовская центральная районная больница" (http://artcrb.ru/), о которой читал в прессе много различных отзывов. Некоторые материалы артемовской газеты "Всё будет" можно прочитать по ссылкам:
Читать дальше...Свернуть )

Это взгляд одного из местных изданий. Я привык не только опираться  на мнение коллег-журналистов, а формировать свое отношение на основании личного знакомства.

Итак, цель посещения Артемовской больницы можно сформулировать так - выяснение текущего состояния дел, выявление существующих проблем.

Знакомство решил начать с беседы с главным врачом Артемовской центральной районной больницы Андреем Карташовым, который возглавляет больницу относительно недавно, с начала 2014 года. Андрей Карташов, практикующий хирург, имеющий опыт руководством медицинскими учреждениями, которые возглавлял в Екатеринбурге, а сейчас принял на себя ответственность за артемовскую больницу.



Он мне рассказал о своем видении происходящего в больнице. Основным направлением  своей деятельности он видит приведение работы больницы к стандартам медицинских услуг населению, что, в том числе, связано с укреплением материальной базы учреждения и оптимизацией финансовых затрат. "Эффективность учреждения зависит от многих факторов, важным из них является соблюдение стандартов", - сказал главврач.

Читать дальше...Свернуть )
С 2013 года количество койко/мест уменьшилось на 20,79 %, штат больницы сократился на 20,29%. Как видно, пропорции соответствуют друг другу.

Рассказ о ремонтах, получении оборудования, приобретении новых автомобилей, ликвидации очередей в регистратуре я решил проверить лично. Вот что я увидел:

Автопарк

Читать дальше...Свернуть )

Состояние стационарных отделений.

Читать дальше...Свернуть )

Пищеблок

Читать дальше...Свернуть )

Поликлиника.

Читать дальше...Свернуть )

Общеврачебная практика р.п.Красногвардейский

Читать дальше...Свернуть )

Во время своего знакомства с больницей, я беседовал с врачами, медперсоналом, посетителями...

Клиенты больницы отмечали отсутствие очередей, наличие ремонтов, благодарили врачей за внимательное отношение, как всегда высказывали нарекания на регистратуру... Общий фон и оценка жителей Артемовского работы больницы, которую удалось получить, показала удовлетворенность ее деятельностью.

В беседах с медперсоналом мне все в один голос говорили об уменьшении заработной платы с 2015 года. Все, как минимум, 20-30% не досчитались в зарплатных квитках, если сравнивать с доходами 2014 года. Врачи, фельдшеры, медсетстры, работники обеспечивающих служб в один голос говорили, что при прежней интенсивности труда, они получают меньше, а причины этого они объяснить не могли, связывая это только с приходом нового главврача Андрея Карташова. В их словах чувствовалась обреченность, так как с специальным медобразованием в городском округе вакансий не много, в основном они в этой больнице http://artcrb.ru/career/. Комментарий главврача был лаконичен, "больница переходит с одной схемы оплаты труда, на так называемую систему "эффективных" контрактов, что влечет неминуемое исправление прежних перекосов в начислениях". По его мнению, изменение доходов сотрудников связано именно с тем, что прежняя система оплаты труда, нарушавшая нормативные документы, производила оплату по иному принципу.

При Артемовской районной больнице недавно сформирован Совет общественных организаций, целью которого является формирование обратной связи Администрации больницы и гражданского общества (http://artcrb.ru/about/soviet.php). Кстати, сайт больницы довольно прост к использованию, не перегружен информацией и сервисами...

По результатам своего знакомства с работой Артемовской районной больницей я могу сделать следующие выводы:
1) развитие больницы идет динамично, это касается не только материального обеспечения, но и изменения структуры медучреждения,  приближения медуслуг к жителям,
2) происходящие изменения, в том числе и в оплате труда, медперсоналом не осознаны, сотрудники до конца не понимают, происходящие процессы, а следовательно не могут ни их поддержать, ни четко сформулировать свои вопросы и претензии. Публикации в местной прессе носят эмоциональный характер, часто частное, выдается за общее... Я не хочу сказать, что сам до конца понял, почему медработники получать стали меньше, но в мою задачу это и не входило. Стало понятно, что изменения в больнице происходят без естественного обезболивания, без поддержки коллектива... Андрей Карташов стал резать по живому организму больницы... Видимо, профессиональные привычки сыграли свою роль... С вопросом оплаты труда медперсонала, как я понял из посещения, нужно разбираться отдельно, что не премину сделать... Без эмоций, только на основании первичных данных и нормативных документов... Уверен, что такое изучение в сложившейся ситуации, просто необходимо...
3) для меня, как общественника, причастного к контролю за соблюдением прав граждан, лишенных свободы, участника мониторинга питания в пенитенциарной системе Свердловской области (Чем занимаются общественные наблюдатели в колониях Свердловской области (видео)...) кое-что осталось непонятным по вопросам организации питания больных (уверен, что общественный контроль в данной сфере необходим, для него нужна отдельная методика, которую, возможно, стоит разработать).
4) посещение больницы показало открытость и доступность руководства. Я также обратил внимание, что сотрудники не боятся рассказывать о своих претензиях к Администрации учреждения. Это показатель того, что реформы не скрываются, что руководители больницы готовы у диалогу.

Одно из градообразующих предприятий, а к таковым ГБУЗ СО "Артемовская центральная районная больница" вполне можно отнести, став на путь модернизации, естественно стало центром определенной социальной напряженности в городе. И этот факт оставлять без внимания нельзя!

Уверен, что с главным врачом Артемовской центральной больницы Андреем Карташовым мне предстоит еще одна встреча, но уже не по общим вопросам развития и деятельности больницы, а по вопросам выполнения Майских указов Президента России в части заработной платы работников бюджетной сферы. В этом вопросе не столько мне, сколько работникам и жителям Артемовского нужна ясность!


Некоторые мои посты о трех днях в Артемовском городском округе Свердловской области:

Читать дальше...Свернуть )

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус! Копия поста размещена на Blogger http://alexandranikin.blogspot.ru/2015/08/blog-post_90.html






HotLog

ОНК. ИК-53. г.Верхотурье - духовная столица Урала.

У КПП ИК-53Свернуть )

В рамках осуществления полномочий членов ОНК по Свердловской области 3 ноября 2014 года я, Василий Рыбаков ribakov и Антон Кудряков посетили ИК-53 (Верхотурье). Основной целью посещение был мониторинг питания осужденных, о котором довольно полно в посте ОНК. ИК 53. г.Верхотурье. рассказал Василий Рыбаков:

Из поста Василия РыбаковаСвернуть )

ФотоСвернуть )

Кроме столовой, мы посетили:

Отряд № 2 (облегченные условия содержания):

ФотоСвернуть )


Отряд № 5 (обычные условия содержания)
ФотоСвернуть )

КДС
ФотоСвернуть )

В ШИЗО-ПКТ-ЕПКТ нами были проверены все осужденные, которые там находились.
Двое осужденных изъявили желания индивидуальной беседы с членами ОНК.
Читать дальше...Свернуть )


При посещении медсанчасти я обратил внимание на новый, только что оборудованный стоматологический кабинет. Хорошо, что пенитенциарная медицина развивается и получает новое оборудование. Важно, чтобы оно использовалось и приносило пользу....
ФотоСвернуть )


У Штаба два таксофона для связи осужденных с родственниками. Телефонные разговоры осуществляются на основании заявлений на имя начальника колонии.
ФотоСвернуть )


P.S. Отдельно, хотел бы поблагодарить сотрудников ИК-53 за заботу о водителе такси, который нас ожидал у колонии. Конечно, напоить его чаем можно было и без странных обвинений, что из его машины вышла женщина, которая стала фотографировать системы защиты колонии (вышки), но, покрайней мере, его ожидание около 3-х часов скрасилось беседой и горячим напитком.

fren Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

ИК 54. Новая Ляля. Поиски скрытого или как членов ОНК "посадили на баланду"

27 сенября 2014 года я и Василий Рыбаков ribakov , в рамках полномочий Общественной наблюдательной комиссии по Свердловской области, членами которой являемся, посетили с проверкой ИК-54 (Новая Ляля). Свое мнение о проверке и ее итогах мой коллега рассказал в посте ОНК. ИК 54. Новая Ляля.


Целями проверки были:
1) Актуализация информации о колонии для информационного общероссийского сайта по пенитенциароной системе.
2) Проверка информации об "активистах", которые создают невыносимые условия для прибывающих в карантин.
3) Посещение осужденного П., который при прошлых посещениях колонии находился в больнице г.Серова.
4) Посещение осужденного С., который прибыл из ИК-15 (Сосьва) для дальнейшего отбывания наказания.
5) Проверка информации об отсутствии отопления и возможных нарушениях в питании осужденных.



1) Актуализация информации об ИК-54.

Читать дальше...Свернуть )

2) Поиски "активистов".
Читать дальше...Свернуть )

3) Посещение осудженного П.
Читать дальше...Свернуть )


4) Посещение осужденного С.
Читать дальше...Свернуть )

5) Отопление и питание.
Читать дальше...Свернуть )


fren Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
Метки: , ,

Аспекты общественного контроля за медицинским обеспечением в ГУФСИН РФ по Свердловской области

2 сентября 2014 года члены ОНК по Свердловской области с начальником ФКУЗ МСЧ-66 ФСИН России подполковником внутренней службы Сергеем Лаптевым:

Читать дальше...Свернуть )

Часть своих вопросов я уже озвучивал в посте В России смерть - это пытка? К вопросу о гуманизме и реальности...

На этой встрече планирую эти вопросы обсудить с коллегами по ОНК и сотрудниками ФСИН. К этим вопросам относятся:
1) Каким образом осуществлять общественный контроль за принимаемыми судами решениям по ходатайствам колоний по досрочному освобождению осужденных в тяжелом состоянии здоровья?
2) Что необходимо для создания хосписа для осужденных, находящихся предсмертном состоянии, от которых отказываются родственники?
3) Как организовывать общественный контроль в случае поступающих жалоб осужденных и их родственников на некачественное лечение?




Фото из столовой ИК-5 (http://msalexandr17.livejournal.com/476116.html)


fren Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Из обращения Агаджановой Светланы в Прокуратуру Свердловской области

У меня был сын – Карапетян Давид Андраникович, 19.11.2006 года рождения, уроженец г. Екатеринбург, гражданин РФ.
Давид родился, рос и развивался абсолютно здоровым ребенком. Врожденных или приобретенных патологий у него не было. Тяжелые заболевания он не переносил.
Со второй половины июня 2012 года Давид отдыхал в г. Капан республики Армения у своих бабушки и дедушки по линии моего мужа.
В конце июля 2012 года у Давида поднялась температура тела до 38-39 градусов, которая держалась на протяжении двух недель. После приемов детского жаропонижающего сиропа «Нурофен» температура тела падала, но лишь на несколько часов.
04.08.2012 года врачи в Армении провели медицинское обследование Давида. Общий анализ крови показал низкий уровень гемоглобина, лейкоцитов и тромбоцитов. Анализ крови на биохимию какие-либо заболевания, включая лейкоз, не выявил. УЗИ внутренних органов показал увеличение селезёнки в 5-6 раз выше нормы, и печени – в 1,5-2 раза.
Врачи в Армении поставили предположительный диагноз: лейшманиоз, пояснив, что данное инфекционное заболевание приобретается от укуса насекомых (комаров). Его лечение проводится в амбулаторном режиме в течение 3-х недель до полного выздоровления. При этом врачи пояснили, что для точного установления наличия либо отсутствия лейшманиоза необходимо перевезти Давида в столицу Армении – г. Ереван, где это возможно достоверно установить по анализу его костного мозга.
Но я испугалась лечить сына в иностранном государстве, опасалась неправильного диагноза и возможной низкой квалификации медицинских работников Армении, решила перевезти сына в г. Екатеринбург и лечить его в медицинских учреждениях по месту жительства.
06.08.2012 года мой муж привез Давида в г. Екатеринбург, и мы обратились в Детскую городскую клиническую больницу № 9 (далее по тексту – ДГКБ № 9), расположенную по адресу: г. Екатеринбург, ул. Решетская, 51/1.
В ДГКБ № 9 врачи провели анализы крови моего сына (общий и на биохимию), УЗИ внутренних органов. Результаты оказались прежними, что и в Армении. Врачи ДГКБ № 9 произвели Давиду переливание крови, что привело к небольшому улучшению – повысился гемоглобин в крови. Но при этом врачи не смогли поставить диагноз заболеванию, лишь заподозрив лейкоз (рак крови).
07.08.2012 года из ДГКБ № 9 Давида вместе со мной перевели в Центр детской онкологии и гематологии Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Свердловской области «Областная детская клиническая больница № 1» (далее по тексту – Центр), расположенный по адресу: г. Екатеринбург, ул. Серафимы Дерябиной, 32/1.
Сначала Давида определили в отделение онкологии, расположенное на втором этаже Центра. Лечащий врач – Аракаев Олег Раисович. Данное отделение являлось стерильным, врачи строго следили за чистотой и порядком при проведении медицинских процедур. В первый же день врачи проверили диагноз лейкоза, который не подтвердился. Я сообщила, что врачи в Армении определили диагноз лейшманиоз. Последующие три недели врачи отделения онкологии Центра проверяли организм Давида на различные инфекционные и иные онкологические заболевания. Ежедневно ставили новые предполагаемые диагнозы, которые не подтверждались. У Давида продолжала стоять высокая температура тела, и вскоре начался озноб (лихорадка). Врачи снижали температуру применением димедрола с анальгином, вводили антибиотики; организм моего сына круглосуточно находился под капельницей. В процессе лечения температура тела Давида стала снижаться с одновременным спадом увеличенного состояния селезенки. На второй неделе лечения температура тела Давида упала до 37 градусов, на третьей – до 36 градусов. После полного обследования внутренних органов ни один из предполагаемых диагнозов не подтвердился.
При этом на второй неделе лечения у Давида была взята на анализ пункция костного мозга, так как врачи хотели проверить диагноз: гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз – редкое и тяжелое заболевание, характеризующееся размножением особых клеток организма – тканевых макрофагов, поглощающих здоровые клетки крови. Так же Давид был направлен в отделение инфекциологии Городской клинической больницы № 40 с рекомендациями проверки диагноза: лейшманиоз, предварительно поставленного врачами в Армении. Через две недели были готовы результаты анализа костного мозга, которые не подтвердили диагнозы: гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз и лейшманиоз.
На грудной клетке Давида на постоянной основе был установлен катетер, для взятия на анализы крови в процессе снижения и увеличения температуры его тела.
31.08.2012 года мой ребенок был выписан из отделения онкологии Центра и переведен в том же медицинском учреждении в отделение гематологии, специализирующееся на заболеваниях крови. Отделение гематологии расположено на 1-ом этаже Центра. Новым лечащим врачом Давида была назначена Перина Фарида Галимовна, которую мы впервые увидели только 06.09.2012 года (в тот день Перина Ф.Г. продлила мне больничный лист, предварительно закрытый 31.08.2012 года предыдущим нашим врачом Аракаевым О.Р.).
Отделение гематологии значительно отличалось по чистоте от отделения онкологии. Меры санитарно-гигиенической предосторожности в отделении гематологии вообще не соблюдались. Как я указала выше, у моего сына на постоянной основе был установлен катетер. При этом в отделении велся прием больных детей с различными инфекционными заболеваниями, и зачастую непосредственно в процессе взятия у моего сына крови для анализов и иных медицинских процедур. То есть, опасность заражения крови моего сына какими-либо вирусами воздушным путем через открытый катетер была постоянной.
В течение последующих 3-х недель у Давида брали на анализы кровь; провели УЗИ брюшной полости, которое показало увеличение селезенки до 92 мм; провели УЗИ сердца, которое показало, что сердце Давида в норме. Температура тела Давида колебалась от 36 до 37 градусов, тромбоциты и лейкоциты в крови уменьшались, в виду чего Давиду постоянно проводили переливание крови.
Я неоднократно говорила нашему лечащему врачу-гематологу Периной Ф.Г., что необходимо продолжать проверять диагноз лейшманиоз, так как все симптомы заболевания Давида ассоциировались именно с этим заболеванием. Перина Ф.Г. лейшманиоз не исключала, но и не проверяла его, изначально была настроена лишь на то, что заболевание Давида – гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз, не смотря на отрицательный результат анализа костного мозга на проверку данного диагноза. Перина Ф.Г. говорила мне, что необходимо ждать, гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз еще проявится, так как это заболевание может проявить себя в более развитом состоянии. Она не хотела услышать меня о предполагаемом мной и врачами Армении диагнозе заболевания Давида – лейшманиозе. При этом в то время я спрашивала Перину Ф.Г. о том, какие вообще имеются заболевания при таких симптомах болезни, которые присутствовали у моего ребенка. Перина Ф.Г. перечислила мне следующие заболевания: гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз, лейшманиоз, болезнь «Гоше». То есть, Перина Ф.Г. сама знала, что при имеющихся симптомах заболевания моего сына, этим заболеванием мог быть лейшманиоз. В тот день я сказала Периной Ф.Г. о том, что необходимо проверять все болезни, которые она перечислила, чтобы установить точный диагноз. Но Перина Ф.Г. ушла от прямого ответа. А как выяснилось позднее, она ничего не проверяла, кроме гемофагоцитарного лимфогистиоцитоза.
24.09.2012 года у моего сына вновь поднялась температура тела до 38 градусов. Повторно у Давида была взята пункция костного мозга для анализа. В тот же день Перина Ф.Г. сообщила мне, что у моего ребенка в организме проявились гистиоцитозы. При этом анализ костного мозга для проверки диагноза лейшманиоза Перина Ф.Г. не провела, хотя и тогда она могла это сделать одновременно.
Гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз не является злокачественным заболеванием, его причина – нарушение клеточного иммунитета. То есть, данное заболевание явилось причиной не лечения моего ребенка от лейшманиоза. Перина Ф.Г. говорила, что надо ждать проявления гемофагоцитарного лимфогистиоцитоза, вот она и дождалась, только причину вероятного возникновения гемофагоцитарного лимфогистиоцитоза – прогрессирование лейшманиоза, она видеть не хотела, дождалась гемофагоцитарного лимфогистиоцитоза и стала лечить только его.
Перина Ф.Р. конкретно сообщила мне, что лечение Давида будет проводить от гемофагоцитарного лимфогистиоцитоза. Назначила лечение: применение дексаметазона, циклоспорина (50 миллиграмм два раза в день) и вепезин (химиотерапия), который в последующем убил моего ребенка.
Вепезин Перина Ф.Г. назначила применять с 27.09.2012 года.
До этого Перина Ф.Р. мне говорила, что переписывалась с каким-то профессором из г. Вены, который рекомендовал ей лечение Давида начинать постепенно. При этом Перина Ф.Г. мне сообщила, что в ее практике уже было двое детей с аналогичным заболеванием, поэтому у нее имелся какой-то опыт.
Еще с 24.09.2012 года, когда Перина Ф.Г. дождалась развитие у Давида гемофагоцитарного лимфогистиоцитоза и игнорировала проверку диагноза лейшманиоза, мы с мужем стали просить Перину Ф.Г. направить нас с Давидом в иную клинику, порекомендовать более опытного врача, так как мы опасались, что Давида будет лечить врач с опытом лечения аналогичных больных всего лишь 2 человека. Перина Ф.Г. сообщила нам, что температура тела Давида 38-39 градусов, его состояние тяжелое, поэтому в таком состоянии она ребенка нам не отдаст. И, кроме того, Перина Ф.Г. стала заверять нас, что у Давида очень редкое заболевание, поэтому более опытного врача нам нигде в мире не найти, а у нее есть все для лечения нашего сына, как она выразилась, протокол лечения от данного заболевания везде одинаковый, везде лечат одинаково.
27.09.2012 года Перина Ф.Г. дала мне подписать бумагу на мое согласие о лечении Давида химиотерапией. Название медицинских препаратов в бумаге не были прописаны. Перина Ф.Г. сообщила мне, что позже заполнит этот бланк, а сейчас необходимо немедленно начинать процедуру лечения химиотерапией.
Подписание родителями подобных бумаг о согласии на то или иное лечение никоим образом не перекладывает ответственность за результат лечения на родителей. Эти бумаги, при летальном исходе от лечения, являются в своем роде неким психологическим барьером, установленным медиками, через который многие родители не переступают, виня себя в смерти ребенка, что позволяет врачам уходить от ответственности, и порождает развитие латентной преступности в сфере оказания заведомо некачественных медицинских услуг, повлекших за собой наступление тяжких последствий.
Естественно я подписала бумагу о применении моему сыну лечения химиотерапией, так как Перина Ф.Г. заверяла меня, что ее метод лечения единственно верный. Но эта бумага не снимает с Периной Ф.Г. ответственности за заведомо неправильное лечение моего сына. Она медицинский специалист и должна была сделать все для установления верного диагноза. Это Периной Ф.Г. не было сделано, и даже попытки не предпринимались, не смотря на наши неоднократные просьбы проверить диагноз лейшманиоз, который еще двумя месяцами ранее был предварительно установлен врачами в Армении, и о чем мы постоянно говорили Периной Ф.Г. Анализ костного мозга Перина Ф.Г. могла делать каждую неделю, и таким образом своевременно выявить действительную болезнь моего ребенка из трех, предполагаемых ею же исходя из симптомов заболевания.
До начала применения химиотерапии Давид вел относительно активный образ жизни, он собирал пазлы, играл в компьютерные и иные игры, смотрел мультфильмы, шутил, смеялся, рисовал, писал буквы и цифры, просил меня читать ему книги, был активен. После начала применения Периной Ф.Г. химиотерапии все изменилось кардинальным образом, ребенок угасал на глазах, химиотерапия полностью убила в нем иммунитет, который до этого еще каким-то образом самостоятельно боролся с лейшманиозом.
27.09.2012 года, в четверг, Перина Ф.Г. начала лечение Давида химиотерапией. Сообщила мне, что будет применять вепезин внутривенно два раза в неделю, постепенно перейден на частоту его применения – один раз в неделю. Процесс лечения химиотерапией рассчитывала применять на протяжении полугода, в целом все лечение – на один год.
Первый раз Давид перенес химиотерапию нормально, самочувствие у него не менялось.
Однако, уже 30.09.2012 года у Давида начались сильные головные боли, он сильно плакал навзрыд, держался обеими руками за голову, жаловался, что не может терпеть головную боль.
В тот же день Давида экстренно перевели в реанимационное отделение Центра. Дежурный врач Центра назначил применение димедрола с анальгином, через три часа повторил применение указанных препаратов, после чего Давид сразу же замер. Он ничего не воспринимал, не говорил, ни на что не реагировал, лежал с открытыми остекленелыми глазами. Давиду применили кислородную маску. Позже у него начались судороги. К вечеру Давида реанимировали, в 20 часов он начал реагировать и очень медленно разговаривать.
Уже тогда Перина Ф.Г. должна была задуматься о ненормальной реакции организма ребенка на ее лечение, заново провести необходимые анализы, перепроверив поставленный ею и иные предполагаемые симптомами заболевания диагнозы.
Но 01.10.2012 года Перина Ф.Г. пришла в реанимацию и уже там вновь применила химиотерапию. В тот день Перина Ф.Г. сказала мне, что у Давида гемоглобин и тромбоциты в крови стали увеличиваться, температуры тела не было, но лейкоциты в крови, отвечающие за иммунитет, не увеличивались.
02.10.2012 года Давида перевели из реанимации обратно в отделение гематологии, под наблюдение врача Периной Ф.Г.
В те дни, после возвращения моего ребенка из реанимационного отделения, когда Перина Ф.Г. находилась в палате Давида, она проговорилась мне, что у Давида, может быть, действительно существует болезнь лейшманиоз. Я тогда сразу же опешила и, находясь в шоковом состоянии от услышанного, спросила Перину Ф.Г.: «Вы еще сомневаетесь? После того, как вы уже начали лечение химиотерапией? Проверьте всё еще раз!». Перина Ф.Г. сразу же замялась, и, уйдя от ответов на мои вопросы и требование, коротко сказала: «Нет, нет, это точно не лейшманиоз!», и быстро вышла из палаты.
То есть, по истечении месяца, на протяжении которого мы с мужем постоянно говорили Периной Ф.Г. о вероятном заболевании Давида лейшманиозом, и она сама соглашалась с тем, что симптомы лейшманиоза схожи с симптомами имеющейся у Давида болезнью, но преступно бездействовала, не проверив наличие лейшманиоза у моего ребенка, после того, как Перина Ф.Г. поставила не верный диагноз и начала лечение химиотерапией – лечение не от того заболевания, которое в действительности существовало у моего сына, она еще тогда продолжала сомневаться в поставленном ею же диагнозе. Сомневалась в своем диагнозе, но не проверила его, меры для установления верного диагноза не предприняла.
Таким образом, напрашивается вывод о том, что Перина Ф.Г. экспериментировала над моим ребенком и лечила его методом «тыка».
Лечение химиотерапией Перина Ф.Г. продолжила. Всего она успела провести шесть процедур химиотерапии. С каждым этапом применения химиотерапии самочувствие Давида ухудшалось. Он перестал играть, улыбаться, есть, спать, его жизненная энергия угасала на глазах.
10.10.2012 года Давид стал жаловаться на боли в задней части шеи, резкие головные боли у него возобновились. Об этом я говорила нашему лечащему врачу Периной Ф.Г., но с ее стороны не было никакой реакции.
11.10.2012 года Давид стал жаловаться на боли в горле, ему стало больно глотать. Перина Ф.Г. посмотрела горло Давида, сказала, что есть небольшое покраснение, пояснила, что возможно Давид подхватил какую-нибудь простудную инфекцию, но сообщила, что воспаления нет, и поэтому ничего не назначила.
12.10.2012 года боли в горле Давида увеличились, ребенок сильно плакал, ему было больно глотать даже воду. После 18.00 часов, когда Перина Ф.Г. уже ушла домой, я звонила ей на сотовый телефон и сообщила об этом ухудшении. Перина Ф.Г. сказала, что по телефону даст указания медицинской сестре применить Давиду внутривенно анальгин для обезболивания. Однако через 3 часа после его применения боли возобновились.
13-14.10.2012 года продолжались боли в горле и задней части шеи Давида.
15.10.2012 года Перина Ф.Г. последний раз применила Давиду химиотерапию.
16.10.2012 года Перина Ф.Г. перевела Давида в реанимацию, пояснив мне, что это связано с гигиеной; предположила, что Давид подхватил грипп или иную простудную инфекцию, а в реанимации по сравнению с ее отделением все стерильно.
С того дня Давида лично наблюдал заведующий реанимационным отделением Центра Вяткин Игорь Николаевич, который с большим вниманием отнесся к лечению Давида, применение назначенной Периной Ф.Г. химиотерапии отменил. 16 и 17.10.2012 года Перина Ф.Г. еще приходила в реанимационное отделение и приносила для Давида циклоспорин, но позднее Вяткин И.Н. запретил и его применять, мотивировав свое решение побочным эффектом этого препарата на нормальную работу почек.
Однако уже было поздно, химиотерапия на тот момент полностью убила иммунитет Давида, лейшманиоз в организме с убитым иммунитетом прогрессировал уже в острой стадии.
Вечером того же дня у Давида стало сильно опухать горло. Дежурный врач назначил применение антибиотиков, но отёк не спадал.
17.10.2012 года отёк горла Давида продолжил еще сильнее увеличиваться. При этом отёк был двусторонний: и наружный, и внутренний. Об этом я постоянно говорила врачам, но реаниматологи сообщили мне, что по этому поводу для моего сына вызвали врача ЛОР, который задерживался. Уже в 13.00 часов Давид не мог нормально разговаривать, его гортань сильно сдавило, слова, которые он пытался произносить были не разборчивыми, он начал задыхаться. Я побежала в ординаторскую и уже стала кричать на врачей, заставляя их обратить внимание на моего ребенка. Врачи осмотрели Давида, сказали, что необходимо срочно вставить трубку для дыхания, но долго не могли этого сделать, так как гортань уже сильно была сдавлена. С четвертого раза самую тонкую трубку врачам удалось вставить в гортань Давиду, предварительно усыпив его снотворным, чтобы он не чувствовал боли от трубки в своей гортани. Когда Давид отходил от снотворного, он мог двигаться, но его вновь и вновь усыпляли. При этом отёк горла Давида продолжал увеличиваться.
Тогда врачи-реаниматологи сообщили мне, что у Давида в грудном катетере обнаружили инфекционный вирус – синегнойную палочку. Эта инфекция могла быть приобретена Давидом только в период его лечения Периной Ф.Р., в абсолютно антисанитарном отделении гематологии, о чем я выше указала, и при полностью убитом в организме Давида иммунитете в результате применения ему лечения химиотерапией.
Инфекционный вирус – синегнойная палочка находится только в медицинских учреждениях и способен поражать воздушным путем лишь тех, у кого ослаблен иммунитет. Синегнойная палочка в свою очередь способствует развитию сепсиса крови, поражающего жизненно-важные органы человека, и уже на данной стадии заболевания возникает большой процент гибели человека.
В те дни у Давида стали отказывать все внутренние органы. Печень и селезенка оставались без улучшений, в легких и вокруг них было обнаружено скопление жидкости (пневмония), полностью отказали почки (результат применения Периной Ф.Г. циклоспорина). Давид на постоянной основе был подключен к аппарату искусственной почки.
При этом, из профессионально-этических понятий, реаниматологи, пытаясь прикрыть грубейшую халатную ошибку Периной Ф.Г., изначально нам – родителям не говорили о полном отказе функционирования почек моего ребенка. Сначала они сообщили, что хотят дать почкам Давида отдохнуть три-четыре дня, для чего и подключили его к аппарату искусственной почки. Уже позднее мы сами мы узнали правду: Давид до конца своих дней был подключен к аппарату искусственной почки. Перина Ф.Г. полностью уничтожила в нем этот внутренний орган необоснованным применением циклоспорина.
В ночь на 25.10.2012 года у Давида произошла релаксация сердца, то есть сердце сжалось и перестало нормально функционировать, возникли симптомы к его полной остановке. Дежурный врач-реаниматолог Максимов Владимир Александрович позвонил нам ночью и предупредил, что Давид вероятно до утра не доживет. Мы с мужем приехали в Центр, где врач сообщил, что удалось реанимировать Давида, но ребенок перестал двигаться, его зрачки находились в постоянно увеличенном состоянии, на свет реагировали слабо. Давид впал в кому.
29.10.2012 года в реанимационном отделении Центра у Давида вновь взяли на анализ пункцию костного мозга, после чего заведующий реанимационным отделением Вяткин И.Н. сообщил мне, что по результатам анализа у Давида обнаружен ЛЕЙШМАНИОЗ, болезнь, о которой мы с мужем постоянно говорили врачам.
Но на первой стадии лечения Давида врачом Аракаевым О.Р. лейшманиоз не был выявлен исходя из результатов анализа костного мозга, а в последующем врач Перина Ф.Г. вообще не проверяла этот диагноз, хотя пункцию костного мозга на анализ брала, и могла повторно проверить диагноз лейшманиоз, так как все симптомы этого заболевания были, и мы ей об этом постоянно говорили и просили еще проверять диагноз лейшманиоз. Перина Ф.Г. этого не делала. Уже тогда я и мой муж стали настаивать на том, чтобы Перина Ф.Г. направила Давида к любым другим медицинским специалистам в любую страну мира, где врачи знают, как лечить лейшманиоз. Перина Ф.Г. парировала тем, что по результатам первого анализа костного мозга у Давида лейшманиоз не найден. Когда я говорила Периной Ф.Г., что по результатам анализов крови и костного мозга у Давида и рак, и гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз изначально, тоже не были обнаружены, и необходимо еще принимать все меры для установления точного диагноза, Перина Ф.Г. мне отвечала, что симптомы заболевания Давида схожи с гемофагоцитарным лимфогистиоцитозом по каким-то 5 пунктам из 8 имеющихся, поэтому она имеет полное право поставить именно этот диагноз, так как более половины симптомов совпало, и назначить лечение, которое в последующем убило моего ребенка.
После того, как заведующий реанимационным отделением Вяткин И.Н. поставил Давиду верный диагноз – лейшманиоз, он сообщил мне, что гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз был проявлен позднее на фоне развития лейшманиоза.
То есть, опять же из профессионально-этических соображений Вяткин И.Н. пытался хоть как-то выгородить Перину Ф.Г. тем, что гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз все же был обнаружен в организме моего ребенка, не акцентируя внимания на ее грубейшей врачебной ошибке, допущенной по ее халатности, и повлекшей наступление смерти моего сына.
Перина Ф.Г. в свою очередь после обнаружения Вяткиным И.Н. у Давида лейшманиоза говорила мне, оправдываясь, что поставленный ею диагноз никем не отменен, гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз присутствовал в организме моего сына. Но это лишь ее глупые отговорки. Если гемофагоцитарный лимфогистиоцитоз был проявлен на фоне развития лейшманиоза, то диагноз лейшманиоз Периной Ф.Г. возможно было установить до проявления гемофагоцитарного лимфогистиоцитоза. Меры к установлению верного диагноза Перина Ф.Г. не предпринимала, хотя и сама предполагала наличие у моего ребенка лейшманиоза, и мы с мужем постоянно ей об этом говорили. Факт халатности на лицо.
30.10.2012 года бригада врачей-специалистов Центра мозга провели исследование мозга Давида. Все кровотоки работали, то есть был шанс на полное выздоровление Давида.
После постановки моему ребенку верного диагноза – лейшманиоз, заведующий реанимационным отделением Вяткин И.Н. связался с врачами из Армении, консультируясь методами лечения данной болезни. Мы знаем этих врачей. Вяткин И.Н. по электронной почте переслал им историю болезни Давида, в которой было расписано лечение моего сына, кроме одного момента. Вяткин И.Н. не указал, что моему ребенку была применена химиотерапия. Видимо это было сделано опять же из профессионально-этических соображений по отношению к Периной Ф.Г.
Не зная об этом врачебном преступлении (необоснованное применение химиотерапии), врачи из Армении были ошеломлены критическим состоянием Давида, поскольку из их многочисленной практики успешного лечения лейшманиоза, пациента на такой тяжелой стадии никогда не было. Но при этом им не было известно, что моему сыну было применено ошибочное лечение, которое уничтожило иммунитет его организма и внесло иное инфекционное заболевание – синегнойную палочку.
После определения у Давида диагноза лейшманиоз, заведующий реанимационным отделением Вяткин И.Н. просил нас найти лекарство от данной болезни – глюкантим, пояснив, что в России его нет.
02.11.2012 года мы привезли глюкантим из Армении, и его сразу же начали применять Давиду внутривенно вплоть до 14.11.2012 года.
Через неделю после начала применения глюкантима у Давида произошло улучшение. Заведующий реанимационным отделением Вяткин И.Н. сказал нам, что лейшманиоз все еще присутствует, но прогрессирование болезни остановилось, а дежурный врач реанимации Андрей Александрович (фамилию не помню) тут же добавил, что вирус лейшманиоза даже уменьшился. Билирубин печени стал уменьшаться по медицинским показателям от 1 050 до 500 (нормальный показатель билирубина печени от 5 до 17). Селезенка уменьшилась с 92 до 55 мм.
Таким образом, при своевременном обнаружении у моего сына лейшманиоза, он был бы излечен полностью, так как видимое улучшение наступило даже тогда, в таком запущенном состоянии, и мой сын был бы жив и здоров, так как от заболевания лейшманиозом люди ранее никогда не умирали. Эта болезнь лечится амбулаторно в течение трех недель до полного излечения.
Но приобретенная в процессе лечения Давида врачом Периной Ф.Г. инфекция синегнойной палочки продолжала присутствовать в его организме. Развитие этой болезни вызвало прогрессирование сепсиса крови. Последние пять дней у Давида из ушей шла кровь, это последняя стадия сепсиса, когда пораженная болезнью кровь выходит из организма через кожные капилляры, отверстия ушных раковин и т.п.
14.11.2012 года в результате прогрессирования болезни, сердце моего ребенка остановилось. С 09.00 часов трижды происходила релаксация сердца. Врачи реанимировали Давида, но в 10.50 часов его сердце остановилось окончательно, и мы потеряли нашего сына. В течение часа врачи-реаниматологи еще пытались вернуть Давида к жизни, но как позднее нам объяснил Вяткин И.Н. сердце Давида, в борьбе с болезнью, полностью исчерпало свой жизненный ресурс.